«СУИЦИД НА КАВКАЗЕ ТАБУИРОВАН»

Эксперт рассказал, как снизить число самоубийств в России «Мы единственная страна в мире, в которой различие по частоте суицидов в разных регионах достигают ста раз», – заявил газете ВЗГЛЯД руководитель отдела эпидемиологических и социальных проблем психического здоровья института им. Сербского Борис Положий.

Так он прокомментировал новую статистику о числе случаев самоубийств в России.
В понедельник в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии им. Сербского огласили данные о том, что за последние 20 лет (1990 – 2010 года) в России было совершено порядка 800 тысяч самоубийств, сообщает «Интерфакс» .Кроме того, специалисты центра отметили, что по частоте случаев суицида Россия вышла на шестое место в мире. Преимущественно основная масса тех, кто кончает жизнь самоубийством, - это мужчины, причем в основном люди зрелого, работоспособного возраста. Средний возраст мужчины-самоубийцы в России 45 лет, сказал эксперт, а женщины - 52 года. Во многом, по его мнению, на рост самоубийств в России повлиял сложный период 1990-х.
«Частота суицида в России превышает норму в полтора раза и находится выше так называемого критического уровня»
О ситуации с суицидами в России газете ВЗГЛЯД рассказал руководитель отдела эпидемиологических и социальных проблем психического здоровья института им. Сербского Борис Положий.
ВЗГЛЯД: Борис Сергеевич, как бы вы могли прокомментировать обнародованную статистику?
По мнению Бориса Положего, в Россию необходимо создать специализированную службу для предотвращения суицидов (Фото: с личной странички на facebook.com)
Б.П.: Начиная с 1993 по 2002 года мы были на втором месте, а сейчас наблюдается тенденция к снижению, и мы занимаем в последние годы шестое место. Единственное – сохраняется «лидерство» по случаям суицида среди несовершеннолетних. Здесь наша страна остается на втором – третьем месте.
Несмотря на положительную тенденцию, все равно частота суицида в России превышает норму в полтора раза и находится выше так называемого критического уровня, который определила Всемирная организация здравоохранения. А превышение критического уровня свидетельствует о социальном и медицинском неблагополучии в обществе. Минимум составляет 20 случаев в год на 100 тысяч населения. Мы еще только приближаемся к этому минимуму.
ВЗГЛЯД: Какие страны мира находятся на первых местах по количеству суицидов?
Б.П.: В мире долгие годы и до настоящего времени на первом месте продолжает оставаться Литва. Вперед России вышли Белоруссия, Казахстан. Вообще, в 90-х годах из 10 стран - «лидеров» по частоте суицидов семь или восемь были бывшими союзными республиками. Этот переход очень тяжело протекал, и это отразилось в резком повышении частоты суицидов.
ВЗГЛЯД: Что чаще становится причиной самоубийств?
Б.П.: Это явление многофакторное. Прежде всего, биологический фактор (наследственность), различные психические расстройства. Имеет значение воспитание ребенка в раннем возрасте, его общее состояние здоровья. А непосредственно толчком для совершения самоубийства является, как правило, та или иная психическая травма – в личной, семейной жизни, в профессиональной сфере – главное, что она для человека крайне значима и он реагирует таким образом. А на частоту суицида в обществе в целом влияют такие факторы, как социально-экономические, социального неблагополучия. Почему и был резкий рост самоубийств в 1990-е годы. Была очень сложная ситуация, которая влияла не только путем того, что ухудшился уровень жизни, пропали накопления, но и чисто психологически - была ломка всех стереотипов общественного сознания (что было хорошо, теперь стало плохо и наоборот), невостребованность, невозможность работать по профессии.
ВЗГЛЯД: Почему мужчины больше склонны к самоубийству?
Б.П.: Такой стереотип, социальный портрет сложился, что мужчина – кормилец, содержит семью. Поэтому у нас доминируют суициды среди мужчин зрелого, трудоспособного возраста. Средний возраст мужчины, покончившего с собой, у нас составляет 45 лет.
ВЗГЛЯД: Какое место самоубийства занимает в структуре смертности россиян?
ВЗГЛЯД: Что представляет собой система оказания суицидологической помощи? Если она так была эффективно в советское время, то почему ее ликвидировали?
Б.П.: Как и все в постсоветское время, эта система стала жертвой различных реформ. Это еще определяется непонятным положением суицидологии в обществе. Например, в нашей стране нет профессии врач-суицидолог. Разумеется, лечением должны заниматься врачи-психиатры, но они должны проходить дополнительное обучение.
Во-вторых, эта система была привязана в определенной степени к психиатрии и к тем социально-экономическим условиям, которые были. Сейчас другая социальная система в стране, поэтому и организация помощи должна быть другой, отвечающая специфике нашей многонациональной страны. Но мы не можем достучаться до верхов и объяснить необходимость существования такой системы. В то же время медики не могут решить эту проблему только своими силами.
ВЗГЛЯД: Как эта система может помочь людям, склонным к суициду?
Б.П.: При нынешней организационной системе может быть налажено раннее выявление лиц не только с начальными признаками суицидального поведения, но даже со склонностью к суицидальному поведению. Такие возможности есть. Это очень важно, потому что суицидальные процессы можно остановить. Дело в том, что суицидальное поведение может длиться годами, постепенно развиваясь. Первые признаки суицидального поведения могут появиться в юности, а покончить с собой человек может в 45 лет.
Основные причины смертности российских граждан
Должна быть суицидологическая служба. Она должна быть структурным звеном психиатрической службы, конечно. Но территориально – вне стен психиатрических учреждений, дабы не создавать лишние барьеры. Человек не будет разбираться, в состав чего входит это учреждение. Это в другом месте, называется эта больница суицидологическая или центр кризисных состояний. Люди в такие места пойдут, и будут спасены десятки жизней. А мы знаем, как помочь им.
Наконец, самая опасная группа – те, кто вообще остаются вне поля зрения кого бы то ни было. Это люди, совершившие покушение на самоубийства, и оставшиеся по разным причинам в живых. У них риск суицида примерно в сто раз больше, чем в общем среди населения. Большинство из них, в конце концов, совершают суицид. Человек, который совершил покушение на самоубийство, в обязательном порядке должен попасть в суицидологическую службу и не меньше полугода наблюдаться, получать помощь – психотерапевтическую или даже лекарственную – дабы предупредить рецидив. У нас сейчас, если даже человек попал в реанимацию, его там зашили, кровь остановили, желудок промыли, и на третий день выписали. А у него суицидальные процессы в полном разгаре и он через три дня совершает фатальную попытку.
ВЗГЛЯД: Насколько эффективными вы считаете «горячие линии», существующие сейчас?
ВЗГЛЯД: На опыт каких стран вы ориентировались при разработке этой системы?
Б.П.: Есть Всемирная ассоциация суицидологов, проходят мировые и европейские конкрессы. Это обобщенный, кумулятивный опыт исследователей, которые добились определенных успехов, и тех стран, которые внедрили государственные программы, и где ситуация значительно более спокойна, чем в нашей стране. Как пример могу привести Германию, Финляндию, Швецию. Сейчас в Литве разрабатывается такая программа. Они обращались к нам, и мы им предлагали даже объединить усилия, но пока это как-то затормозилось, может быть, стоят какие-то барьеры немедицинского толка.
Динамика численности населения России (РСФСР)
ВЗГЛЯД: У жителей каких регионов отмечается наибольший суицидальный риск?
Б.П.: Это большинство наших автономных округов, расположенных на севере Сибири и Европейской части страны – Эвенкийский, Чукотский, Ненецкий. Это связано не столько с суровыми условиями жизни, а именно с их культурными особенностями, с отношением к суициду как к явлению, которое сложилось у этих народов на протяжении их истории.
Повышенным риском обладает коренное финно-угорское население таких регионов, как Удмуртия, Республика Коми, Республика Марий Эл.
Наиболее спокойная в этом отношении ситуация сложилась в республиках Северного Кавказа. В силу религиозно-культурных традиций суицид там практически табуирован. Поэтому если в целом в стране 23 случая на 100 тыс. населения, а в Дагестане 4 на 100 тыс., а в Ингушетии 1-1,5 на 100 тыс. На этом пределе находятся ортодоксальные мусульманские государства во всем мире. Ислам из всех мировых религий имеет наиболее жесткое отношение к суициду.
ВЗГЛЯД: Вы упомянули о ситуации с самоубийствами среди несовершеннолетних...
Б.П.: Тут ситуация еще более неблагополучная. Если среди всего населения с 2002 года идет тенденция к постепенно снижению, то среди детей и подростков частота остается стабильно высокой, позитивной тенденции нет. Тут мы свои вторые-третьи места не отдаем. И это очень тревожное явление, потому что мы теряем наше будущее.
ВЗГЛЯД: Сейчас этим молодым людям, совершившим попытки суицида, оказывается какая-то помощь?
Б.П.: Увы, ее практически нет. Для этого надо создавать целую систему мероприятий. Надо создавать отдельное детское и подростковое звено в структуре службы, создать которую мы предлагаем. Если будут соответствующие поручения, коль скоро заинтересовались на верхнем уровне, мы готовые включиться в эту работу.
ВЗГЛЯД: Не могли бы перечислить начальные признаки суицида?
Б.П.: В первую очередь, судят по изменению поведения человека. Он становится более замкнутым, менее общительным, теряет прежние интересы, больше времени стремится проводить в одиночестве, становится менее разговорчивым. В разговорах у него может появляться тема просто смерти или просто самоубийств. Начинаете замечать, что он тяготеет к прослушиванию минорной, печальной или даже траурной музыки. В Интернете, например – это вы можете проверить – он смотрит соответствующие сайты. Сужается круг контактов. То есть, происходят изменения, в результате которых человек превращается в совсем другого человека. Исчезает жизнерадостность. Вообще, первым признаком суицидального настроения становится симптом, когда еще нет отрицательных эмоций, нет мыслей о самоубийстве, а исчезает способность переживать положительные эмоции, способность радоваться. И он очень часто вербализирует это: говорит, что музыкой занимался – музыка стала неинтересна, на дискотеку ходил – дискотеки надоели, спортом занимался – перестал заниматься. То есть, вообще нет уже того, что бы принесло ему радость. Создается дефицит положительных эмоций. А потом к этому добавляются и отрицательные эмоции: все плохо, будущее беспросветно и т.д. Некоторые перестают за собой следить. Девочка была всегда накрашенная и причесанная, а здесь уже в чем-то в мятом ходит.
Эти признаки должны насторожить. Здесь нужно проведение хорошей беседы. И если вы чувствуете что-то в разговоре, то это повод для обращения – в наших условиях, пока этой системы нет – к психиатру. Не к психологу, не к невропатологу, не, тем более, к участковому врачу. Это психика, и если человек подозревает какие-то нарушения в ней, надо обращаться к специалисту. Для этого психиатры и существует. Потому что в бытовом понимании сумасшедшему диагноз поставить – и врачом не надо быть, если он чушь какую-нибудь несет.

Отправить комментарий

Борьба с неверными
И помните, Язык есть то, что опрокидывает людей в АД (Бухари)
   ___    ____    ____     ___  
( _ ) | ___| | ___| / _ \
/ _ \ |___ \ |___ \ | (_) |
| (_) | ___) | ___) | \__, |
\___/ |____/ |____/ /_/
изображенный выше
Разработано tikun.ru © 2009 - 2021