Овцевод констатировал отсутствие помощи от властей Ингушетии после жалобы Путину

За два месяца после обращения к президенту России во время прямой линии житель Ингушетии так и не получил от властей республики землю для селекционного овцеводства. Исраил Мурзабеков отказался от предложенных вариантов поддержки и земельных участков в лесном фонде, пояснили власти. Чиновники не показали участки в лесу, а предложения помочь с кормами и получить грант на деле оказались формальностью, ответил на это овцевод.

Как сообщал "Кавказский узел", житель Назрани Исраил Мурзабеков обратился к Владимиру Путину во время "прямой линии", состоявшейся 30 июня, с просьбой помочь с арендой земли для селекционного овцеводства. После озвучивания президенту его просьбы, чиновники формально предложили овцеводу земельный участок, но мужчина отказался от него, заявив, что этот участок непригоден для овцеводства.

Овцевод повторно пожаловался на чиновников президенту

Спустя два месяца после обращения к президенту Исраил Мурзабеков так и не получил участок земли, где бы он мог заниматься селекционным овцеводством. Об этом мужчина заявил в новом видеообращении к Путину, которое он также прислал «Кавказскому узлу» 25 августа.

В этом видеообращении Мурзабеков указывает, что не обращался письменно в Министерство экологии и природных ресурсов о предоставлении земельного участка и не получал оттуда письменных отказов от предоставленных участков лесного фонда. Эти документы, по данным Мурзабекова, были направлены и.о. вице-премьера правительства Ингушетии Магомеду Евлоеву. По словам овцевода, единственный участок, который ему предложил и.о. министра Аметхан Шадиев – это участок у села Гази-Юрт, но там в передаче участка отказали местные жители.

«В итоге ни глава республики, ни другие руководители министерств по факту обращения к президенту Российской Федерации Владимиру Владимировичу Путину не приняли меры по исполнению моего обращения. Прошу Вас, дорогой Владимир Владимирович, походатайствовать о предоставлении земельного участка в другом субъекте Южного федерального округа», - заявил Мурзабеков в видеообращении, отметив, что не уверен, что в Ингушетии ему предоставят землю и «дадут спокойно заниматься своим делом».

Просьбу Мурзабекова о помощи в выделении земли во время прямой линии 30 июня Путину зачитали журналисты. «Я обязательно переговорю с руководителем Республики Ингушетия. Там, на Северном Кавказе, земля дорогого стоит», - заявил  президент, отметив при этом, что селекционное овцеводство «чрезвычайно важная работа». «И, конечно, люди, которые этим занимаются сами, заслуживают особой поддержки. Переговорю обязательно с руководителем республики», -  приводятся слова Путина на сайте Кремля. Запись о просьбе овцевода в тот же день разместил на своей странице в Instagram глава Ингушетии Махмуд-Али Калиматов. "По моему поручению к заявителю уже отправлена группа специалистов во главе с первым вице-премьером Ингушетии, вопрос будет изучен, и будут приняты меры для его оперативного решения", — написал он.

В своем обращении Мурзабеков также демонстрировал протокол встречи в Гази-Юрте, из которого следовало, что местные старейшины выразили категорический протест против выделения участка под овцеводство, а сам овцевод заявил, что, если жители села против, то и он не будет претендовать на этот участок.

Также в видеоролике демонстрировалось письмо из Министерства природных ресурсов и экологии с заявлением о том, что Мурзабекову предлагался и был отвергнут им ряд вариантов с предоставлением земельного участка, трудоустройством и т.д. «Мне письменно не предлагали никаких конкретных участков, кроме Гази-Юрта», - подчеркнул  Мурзабеков, отметив, что никаких отказов в письменной форме он тоже не получал.

Это видеообращение, как сообщил корреспонденту «Кавказского узла» Мурзабеков, он записал с помощью одного из знакомых и отправил его в приемную Путина. По словам овцевода, до Министерства природы Ингушетии его проблемой занималось Министерство сельского хозяйства, предложившее ему заброшенную ферму, от которой он отказался, и о которой ранее рассказывал «Кавказскому узлу».

"Эти пять гектаров — самая неприспособленная земля! Когда-то там была ферма, но сейчас от нее осталось только полуразрушенное здание. Воды нет, электричества нет. Я отказался от такого предложения", — рассказал 10 июля Мурзабеков корреспонденту "Кавказского узла".

«Мне предложили ее в аренду всего на три года. Там требовался капитальный ремонт таких масштабов, что было легче построить новый коровник», - сообщил 27 августа Мурзабеков.

Как рассказал овцевод, когда чиновники Минприроды стали предлагать ему участок, он столкнулся с тем, что хотя формально значительная часть земель в Ингушетии находится в госсобственности, реально у этих земель есть владельцы. «Сами они [чиновники] не могут отвоевать эти участки, и поэтому предлагали мне участки, где были хозяева. Собственно, кроме Гази-Юрта мне ничего и не предлагали. Про Гази-Юрт мне сказали, что есть три участка рядом с селом, но нужно договариваться с жителями села. Если бы мне его отдали так, они стали бы возмущаться – почему отдали ему, а не нам. Они не захотели меня там видеть, и я отказался. Мне проблемы с местным населением не нужны, а то у меня и так бывали случаи, когда моих овец даже пристреливали», - подчеркнул Мурзабеков.

Он рассказал, что также обращался в Министерства сельского хозяйства Крыма и Ростовской области. «В Крыму мне предложили выкупить участок с аукциона. А откуда у меня деньги на аукцион – у меня из доходов только пенсия инвалида, еле-еле свожу концы с концами. В Ростовской области мне предложили сначала переехать на постоянное место жительства, а потом подавать заявку. Я бы с удовольствием переехал жить, если бы дали четкую гарантию, что мне помогут», - отметил овцевод.

Хотя региональное законодательство по этой теме может содержать какие-то отличия, федеральное законодательство предполагает, что при обращении гражданина чиновники не могут ограничиваться предложением одного варианта, сообщил, комментируя ситуацию Мурзабекова, юрист Андрей Кузнецов из юридической компании «МИП-групп».

«Если гражданин имеет право на получение земельного участка, орган власти, предлагающий этот участок, обязан не ограничиваться одним предложением, если гражданину по каким-то причинам не подошел этот участок (если, конечно, у этого органа власти есть некий фонд с запасными вариантами)», - заявил корреспонденту «Кавказского узла» Андрей Кузнецов.

Власти Ингушетии отчитались о работе по обращению Мурзабекова

В предоставленной сегодня «Кавказскому узлу» пресс-службой главы Ингушетии справке правительства республики о результатах рассмотрения обращения Мурзабекова отмечается, что 6 июля по этому поводу было проведено совещание с участием представителей Министерства сельского хозяйства и продовольствия, Министерства имущественных и земельных отношений, Министерства экологии и природных ресурсов Ингушетии и самого Мурзабекова, в ходе которого овцеводу «было предложено несколько вариантов оказания поддержки».

В числе этих вариантов названы «выделение животноводческого помещения с прилегающими пастбищами в ГУП «им. С. С. Осканова» с дополнительной возможностью трудоустройства его в данном предприятии», «выделение земельного участка площадью 5 га из земель ГУП «Насыр-Кортское» с дополнительной установкой жилого помещения» и «трудоустройство в любом из сельскохозяйственных государственных унитарных предприятий республики с возможностью содержания собственных животных на базе выбранного предприятия».

«Вместе с тем от данных предложений Мурзабеков И. М. отказался», - сказано в справке.

При этом, как указано в документе, Мурзабеков все же поддержал несколько предложений: представить в Минсельхоз Ингушетии заявку на представление грантовой поддержки в качестве начинающего фермера, оформленную в установленном порядке в 2022 году при наличии крестьянского (фермерского) хозяйства, зарегистрированного на сельской территории; оказание помощи в виде кормов, необходимых для содержания всего поголовья овец в течение года и «выделение земельного участка из земель лесного фонда в районе с. п. Гази-Юрт для ведения сельскохозяйственной деятельности в случае согласования данного вопроса с общественностью с. п. Гази-Юрт». Однако, как следует из справки, на прошедшем 30 июля сходе жителей Гази-Юрта Мурзабеков, «услышав негативную реакцию жителей […] от предполагаемого к передаче в арендное пользование участка отказался».

После этого, по данным чиновников, «в целях предложения дополнительных вариантов оказания поддержки» овцеводу Минприроды Ингушетии подготовило акт выбора трех лесных участков на территории Назрановского лесничества, после чего Мурзабеков «был приглашен для совместного выезда на вышеуказанные лесные участки для натурного осмотра». «Тем не менее, гражданин Мурзабеков И.М. после получения картографических и информационных материалов по указанным лесным участкам и положительной с его стороны оценки представленного выбора лесных участков от последующего выезда и определения земельного участка отказался», - говорится в ответе.

Письмо Мурзабекова с отказом, как и иные документы, упоминаемые в письме как прилагающиеся, «Кавказскому узлу» предоставлено не было.

Мурзабеков обвинил чиновников в формальном подходе и желании получить рычаги влияния на него

Сам овцевод, комментируя информацию чиновников, заявил сегодня корреспонденту «Кавказского узла», что они лишь дали информацию о предложении, но реально ничего ему не предлагали.

«Чиновники Минсельхоза даже распускают слухи о том, что якобы уже выделили мне 5 гектаров. Во-первых, ничего не выделили, а во-вторых, что такое для меня пять гектаров? Мне нужно 20-30 гектаров. А они только говорят, что свободных земель нет. Земли есть, но их расписали на себя на будущее министры, депутаты и чиновник», - заявил он.

Что касается выделения кормов, то, по мнению, Мурзабекова, это была профанация. «Они даже не спросили, что конкретно мне надо. Кроме того, министр сельского хозяйства обязан издать приказ или распоряжение и график предоставления кормов, а меня должны ознакомить с этим приказом и графиком. Когда я пришел и спросил у сотрудника министерства, где можно получить этот приказ, он ответил: «Какая тебе бумажка нужна?» В итоге они предложили лишь тонну ячменя, а мне нужно в месяц полторы-две тонны ячменя, кукурузы, овса, и я сам определяю в какой пропорции это смешивать, и плюс 40-50 пачек сена», - рассказал овцевод.

Комментируя предложение о гранте, Мурзабеков заявил, что оно, по его мнению, было сделано для того, чтобы Минсельхоз получил рычаги влияния на него. «Чтобы подать на грант, надо зарегистрироваться как фермер. Я раньше работал на севере руководителем хозяйства, и знаю, что пока у человека личное подсобное хозяйство, придраться к нему трудно. А, если он становиться фермером, то на него могут натравить налоговую инспекцию и т. д., найти какие-то небольшие нарушения и замучить проверками», - отметил Мурзабеков.

По его мнению, дело в том, что чиновники хотят изъять у него овец. «Они хотят изъять у меня овец, но я их не отдам. Лучше пойду на их убийство, но не отдам», - заключил Исраил Мурзабеков.
Источник: https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/367888/?utm_source=yxnews&utm_medium...
© Кавказский Узел

Надо добиваться,чтобы баранам было хорошо!
Тогда и о людях вспомнят!

Отправить комментарий

Борьба с неверными
И помните, Язык есть то, что опрокидывает людей в АД (Бухари)
  _  _      ___    _____    ___  
| || | ( _ ) |___ / / _ \
| || |_ / _ \ |_ \ | (_) |
|__ _| | (_) | ___) | \__, |
|_| \___/ |____/ /_/
изображенный выше
Разработано tikun.ru © 2009 - 2021